В этой заметке мы отвечаем на письмо президента СБР и взвешиваем расклад сил на предстоящем Правлении федерации.

На редакционный адрес газеты пришло письмо. Официальное письмо Союза биатлонистов России за подписью его президента, прославленного биатлониста, а ныне депутата Государственной Думы Владимира Драчева.

«Советскому спорту» пеняли на поспешность в публикации прогремевшего не так давно письма инициативной группы заслуженных ветеранов и специалистов, упрекавшей Драчева в, говоря прямо, неспособности руководить российским биатлоном. Упреки же газете в излишней торопливости подкреплялись аргументами – мол, из числа подписавших письмо, того гляди половина это письмо вообще не читало, а те, кто читали, его не подписывали.

«Проверка, произведенная по факту публикации, выявила, что значительное число «подписантов», указанных в письме, его вообще не видели или же не согласны с его содержанием и не давали личного согласие на использование своих имени и фамилии при публикации данного документа.

Среди них: Юрий Кашкаров, Владимир Аликин, Виктор Маматов, Владимир Путров, Виктор Юрлов, Анна Богалий, Александр Панов, Геннадий Раменский, Геннадий Челюканов, Геннадий Ковалев, Максим Кугаевский, Владимир Барнашов.

Обращаем ваше внимание, что согласно закону, все эти люди имеют право обратиться в суд с личной претензией к вашему изданию за публикацию порочащей их информации…»

Так кто остался? Недостойная внимания кучка злопыхателей? Здоровая часть биатлонного сообщества в это непростое для всей страны время занято совсем иным – «выполняет все рекомендации врачей, связанные с пандемией коронавируса, сохраняет здоровье спортсменов, тренеров и специалистов, а также качественную и рабочую материально-техническую базу» – к этому, по крайней мере призывает обращение президента СБР к биатлонной семье, опубликованное на сайте СБР в день отправки нам письма.

Не станем отрицать серьезность сложившейся в мире и стране ситуации – для этого есть специалисты. Заметим лишь что бывали в отечестве и более лихие времена и ничего – жизнь брала свое. В блокадном Ленинграде игрались футбольные матчи, шли концерты – а там счет шел не на десятки и даже не на сотни – на миллионы жизней. Неужели соблюдение карантинных правил забирает так много времени и сил, что ни на что иное просто физически не должно оставаться? Собственно спортивная жизнь замерла в России до конца марта – и это по лучшим прогнозам! Чем заняться в такое время как не анализом и наведением порядка?

На всякий случай мы решили проверить подлинность подписей. Кто там первый в списке? Юрий Кашкаров – олимпийский чемпион и пятикратный чемпион мира. Звонок Кашкарову:

– Письмо мне переслали в задолго до публикации. Обсудил с коллегами, сделал несколько замечаний. Не все вошли в итоговый текст. Но в целом письмо поддерживаю – так как есть сейчас, так более продолжаться не может.

Читал все-таки. Ладно – кто дальше?

Владимир Путров – заслуженный тренер СССР и России, в разные годы личный тренер трех олимпийских чемпионов (Юрия Кашкарова, Евгения Редькина и Антона Шипулина).

– Письмо читал, свое согласие на подпись дал. После публикации мне никто не звонил.

Владимир Барнашов (олимпийский чемпион и заслуженный тренер России) сам примерно в это же время сообщил коллегам, что, мол, с письмом ознакомился заранее, своими мыслями поделился, но в целом с содержанием согласен.

Его коллега по золотой олимпийской эстафете-1980 и тоже заслуженный тренер России

Владимир Аликин, как выяснилось, письмо также читал, а что лично не подписывал – так ведь карантин в стране, не больно-то подпишешь.

Дальше звонить не стали. Ясно, что письмо вполне подготовлено и подписи под ним собраны не наугад. Возможно, кто-то оробел, кто-то передумал. Коллективные письма – субстанция зыбкая, «отказники» здесь возможны. Однако, в письмах важны ведь не одни только подписи – будь их 25 или 10 – важно содержание. Президенту СБР высказаны претензии. Что он на них ответил? Начал сличать подписи, упрекать своих критиков во всевозможных пороках.

Пока производили проверку, на божий свет выплыла пикировка Владимира Драчева с Сергеем Голиковым – исполнительным директором СБР, человеком, приглашенным на работу лично Драчевым два года назад. Спустя два года двое этих серьезных, с положением в обществе людей, похоже, уже не подадут друг другу руки – только судебные иски. Драчев, судя по высказываниям в прессе, в самое ближайшее время намерен уволить свою собственную исполнительную власть. Не знаем тонкостей процедуры, но допускаем что сделано это может быть во время ближайшего заседания Правления. Оно пройдет, скорее всего, во вторник – пройдет дистанционно и потому за точность сроков и повестки дня ручаться сложно.

Вообще-то Правление собиралось решить вопросы тренерского штаба и состава сборной, но в нынче многое смешалось вокруг нас, а в российском биатлоне так и вовсе. Сам Голиков в состав Правления не входит – решать его судьбу будут без него – но настроен он решительно. Попросили коллегу из Санкт-Петербурга связаться с ним – так Голиков мало того, что подтвердил свой радикальный, в отношении Президента СБР, настрой, но и предоставил скан документа на оплату услуг того самого водителя, который выполнял работу никак с профильной деятельностью Союза биатлонистов России не связанную (скан имеется в распоряжении редакции). В табели он значится как «главный специалист по снабжению».

Голиков настаивает на внеочередной отчетно-выборной Конференции. Но его созыв штука затратная и хлопотная. Пока на повестке дня заседания Правления. Каков там расклад сил и кто там за кого?

Первый вице-президент СБР Алексей Нуждов уже вступал с Драчевым в декабре в публичную дискуссию – по поводу соблюдения правил отбора в сборную и тогда ситуация разрешилась в пользу его, Нуждова, точки зрения.

Еще один вице-президент – Виктор Майгуров. На выборах 2018 года он был конкурентом Драчева в борьбе за пост президента – вряд ли за пару весьма проблемных лет Майгуров превратился в преданного союзника своему оппоненту.

Зато у самого Майгурова в составе нынешнего Правления как минимум один союзник есть – это экс-губернатор, а ныне министр строительства и коммунального хозяйства, Владимир Якушев. Он поддерживал Майгурова еще на выборах 2018 года, факта этого не скрывает и едва ли радикально поменял свое мнение в отношении действующего президента СБР.

Не слишком понятны позиции еще одного вице-президента – Юрий Векшина (главы Смоленской областной федерации и куратора юношеской сборной страны), Андрея Левунина, Алексея Ермашова (главы министерства спорта республики Карелия) и Ивана Черезова (руководителя удмуртской биатлонной федерации и представителя интересов концерна «Калашников»).

Что касается про-президентски настроенной части правления – там Сергей Чепиков (он уже высказывался в защиту его позиции и даже в Минспорта (судя по фото в инстаграме Драчева) ходил вместе с ним. Еще Сергей Тарасов. Хватает ли этого для того чтобы проводить в жизнь президентские решения? Судя по последним событиям – уже нет. А раз так – значит и при рассмотрении вопроса о тренерском штабе, и при обсуждении «дела Голикова» могут подтвердиться тезисы из «письма ветеранов» – «отсутствие нужных, на данном этапе реконструкции биатлонного хозяйства России, навыков административного управления и коммуникации, не позволяют Вам в полной мере выполнять функции Президента СБР».

Кстати, само «письмо ветеранов» также будет рассматриваться – во всяком случае на этом настаивает Нуждов, чье слово и позиция в нынешнем Правлении многое значит. К чему все это может привести? Вполне возможно, что к грустному для Драчева положению – его слово и мнение попросту перестанут иметь значение (если еще имеют) и для Правления, и для российского биатлона. Как говаривал герой фильма «Кин-Дза-Дза» – «скрипач не нужен, дядя Вова».

Так что подождем немного – интрига заседания Правления обещает быть покруче финальных разборок Фуркад/Бе или же Вирер/Экхофф.

Источник: sovsport.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here